То было такъ давно, что уже й давность
сама отъ старости выцвела, й уже не видно, что а какъ,
и только думка старых людей еще сохраняетъ
вспоминъ про то, й поведаетъ про те часы.

Такъ, коли еще Русы одразу жили на Земле,
на полуночи, а тамъ были, й Гору Миру видели,
а та Золота Гора еще стояла крепко,
такъ былъ в Русахъ Царь Сварогъ,
а было у него много Царей разныхъ,
й все они были Богами живыми, й носили ихъ имено.
Ближними были возле Царя Сварога Перунъ Царь,
Волосъ Царь, Дажбо, Себо, Ладо, Яро, Купало,
Хоросъ, Радощь, Свято, Колядо, Рудый, Вышній,
Крыжней, Лютоборъ, Овсень да Сивый, да еще
Лымъ да Вимъ, да Лещъ, да Водяникъ, да еще
Полевикъ Царь, да Земонъ, да Просичь,
а другихъ имено позабылося да не вспомнится.
Кроме техъ Царей были Цари дальние.
И все они Сваре Царю подчинялися,
и все его безперечно слухалися.
Жили люди тамо добре й счастно, да разумно,
сребро, золото имали, железо и медъ знали,
и все у нихъ было въ доме, топка добрая,
вода чистая, коли пить захочется.
И вздыбилася Земля Оразкая, море кругомъ закипело,
дома стали падать, а люди не могли стоять,
и всякий зверь на землю падалъ, не могъ стоять,
и много коней, коровъ ноги поломало.
Тогда Царь Сварогъ приказал лоди готовить,
и бросать все, кроме самого нужного,
и чтобъ молодыхъ жеребятъ брали,
и чтобъ детей, старыхъ и женокъ на лоди сажали,
а все другое бросали, а всехъ, кто шаблю въ рукахъ держать
можетъ, на кажну лодь сажать для охраны,
и отъ Земли Русовъ плыть на полудень.
Темъ часомъ пошелъ дождь, снегъ,
вода замерзла, и великий холод начался.
Отплыли лоди отъ Земли Оразкой, а Гора
Миру стала огнемъ гореть, и земля тряслася.
Отплыли Пращуры Пращуровъ нашихъ въ море,
и попереду на лоди шелъ самъ Царь Сварогъ
съ Янушемъ Великимъ, Воеводой своимъ,
а позаду другие Цари съ людьми своими.
И позадъ остались только те, кто не хотелъ,
да кто золота свого дбался больше жизни.
Темная ночь была кругомъ.
Волны ходили, яко горы.
И ни одной звезды не видно было.
Царь приказалъ большой фонарь зажечь,
и такъ за темъ светомъ все плыли.
На утро уже видели, что позаду, где
земля была, стоитъ туча великая, паръ паритъ,
и птица кружится надъ тучей той.
Впереди же скоро увидели Русы горы
далекия, а то берегъ былъ, и камень
показался,и на него лоди шли.
Когда же въ протоку вошли,
Царь сказалъ Царю Вентырю людьми править дальше,
а самъ до Земли Оразкой повернулъ,
може кого еще спасти можетъ и съ собой взять.
Однако жъ, на месте томъ, где Гора Миру была,
ничего уже не было, да только море кипело,
и деревья плавали, доски, солома, мертвые люди да звери.
Заплакалъ Царь Сварогъ, и на полдень пошелъ.
Догналъ онъ своихтъ въ Великой Потоке и съ ними поплылъ дальше, до горъ высокихъ.
Увидалъ тутъ Царь Сварогъ людей на берегу,
и сказалъ всемъ въ копытную
сброю одеваться, потому какъ неизвестно,
кто люди такия, а можетъ й вороги злыя ждутъ.
Однако, тожъ были свои люди,
которые на берегу жили, а кого Царь
по деламъ на Большую Земь посылалъ.
Стояли они и плакали, бо многие зъ нихъ
семьи стратили, отцовъ, женъ, матерей,
сестеръ, братьевъ, детей своихъ.
Однако жъ многіе нашли своихъ
среди людей Сварога Царя.
Одни плакали отъ горя, другіе отъ счастья.
И повелелъ Царъ Сварогъ Вентырю сети
делать, чтобъ рыбу ловитъ й людей кормить,
потому что ни хлеба не успели взятъ съ собой,
ни мяса въ достатке, а люди страдали голодомъ,
а страдали они й холодомъ зимнимъ.
Взялъ Вентырь Царь пять палокъ,
четыре вместе ремнями связалъ, а пятую
посередине привязалъ, а межъ четырьмя
палками сетку приторочилъ.
Положилъ онъ въ середку камень большой,
и сетку въ воду далъ, потомъ вытягнулъ,
и набрали люди рыбы целое ведро.
Потомъ на берегу въ костре котлы ставили,
и юшку варили добрую изъ той рыбы.
Сказалъ же опять таки Царь Сварогъ,
чтоб ни ягня, ни теля какого не забивали,
а что есть молока — детямъ давали,
а коль есть корова молочная, беречь ее,
яко око свое, и кто торкнется,
того въ воду кидать въ мешке.
Остатные люди должны рыбу есть,
а хочутъ траву собирать, пусть берутъ, а хочутъ охотиться, пуская его идутъ, те, же, кто въ лодияхъ cидитъ, только рыбу едять,
и ничего другого не смотрютъ ести.
За три дни Царь Сварогъ сказал плысти дальше,
и поплыли Русы еще далее на полудень.
И сталъ помалу за Царя Янушъ править,
а за Януша сталъ Вентырь править,
а за Вентыря Верша Царь стался,
и Верша Царь вершу на рыбу придумалъ,
а Канишка Царь уже скотину имелъ
вдосталь, и люди могли есть молоко, масло,
сыръ, и ктъ тому хлебъ уже имели вдосыть,
и къ нему капусту свежую и моченую.
По покуде то сталося, много мучились Русы,
и голодомъ, и холодомъ, и зверьми дикими.
И долго земля мерзлая была, ледяная,
и много великихъ зверюгъ погибло,
потому какъ въ тепле привыкли жить.
А Царь еще дальше подался до Египету,
а тамъ тридцать летъ жилъ, а коли вернулся,
уже Верша Царь векъ доживалъ,
и Царь Сварогъ на полночь плылъ,
Земли Оразкой искати, да тамъ и сгинулъ.

Теги:
 

Медіа